Авторизация
Ростов-на-Дону
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Всего два слова отделяют Россию от Победы над врагом
Фото: forden/Shutterstock.com
Русская весна Съезд ВРНС Эксклюзив

Всего два слова отделяют Россию от Победы над врагом

Свет и Тьма, олицетворяющие Россию и Запад, вступили в жестокую схватку. Никакого примирения быть уже не может. Но всего два слова отделяют нас от Победы над врагом. Россия твёрдо идёт по пути обретения своей суверенной идеологии – это наше главное оружие. И XXIV Всемирный Русский Народный Собор доказал, что наша страна сделала выбор.

Отсидеться в сторонке, подождать, пока буря пройдёт мимо, не получится. В этом цивилизационном противостоянии побеждает тот, кто ведёт непримиримую борьбу за своё будущее, за традиционные ценности, за суверенитет.

Либеральный Запад – наш враг, мы ведём с ним войну

Эту важнейшую тему в программе "Царьград. Главное" ведущий Никита Комаров обсудил с замглавы Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС), учредителем телеканала "Первый русский" Константином Малофеевым.

Никита Комаров: – Константин Валерьевич, нас 30 лет пичкали леволиберальной глобалистской идеологией. Можно ли сказать, что сейчас наконец-то пришло всеобщее осознание бесперспективности этого пути, что всё, с этим покончено и осталось просто дочистить некоторые моменты?

Константин Малофеев: – Я думаю, уже можно так сказать. Не только Всемирный Русский Народный Собор, но и наш глава государства прямо говорит о конце либерализма.

В своей исторической речи 30 сентября, после подписания в Кремле актов о воссоединении с Донецком, Луганском, Запорожьем и Херсоном, Владимир Путин сказал о том, что это цивилизационное противостояние с Западом, который через идеологию либерального тоталитаризма довёл себя до фактического сатанизма.

Константин Малофеев: "За 20 путинских лет мы прошли путь от преклонения перед Западом, перед идеологией тех, кто сейчас нас убивает, расчеловечивает и собирается уничтожить Россию, до признания их своими врагами". Фото: Царьград

И в этой связи мы можем сказать: больше невозможно с высоких трибун говорить о том, что либерализм хоть сколько-нибудь признаётся и уважается в России на государственном уровне. Мы ведём войну с либеральным Западом. Это наш враг. Важно осознать и принять сторону.

Вы, как и другие молодые люди нынешнего поколения, не помните, что в 90-е годы было всё наоборот. Тогда с каждой высокой трибуны говорилось о демократии, либерализме, либеральных ценностях. Это было нормой.

Но за 20 путинских лет мы прошли путь от преклонения перед Западом, перед идеологией тех, кто сейчас нас убивает, расчеловечивает, уничтожая Россию, до признания их своими врагами. Мы окончательно вышли из-под колониального диктата и сейчас участвуем в освободительной войне.

Кроме армии и флота у нас есть ещё союзники

– Если это цивилизационное противостояние, есть ли у нас здесь союзники, помимо армии и флота, кто к нам готов присоединиться? Действительно ли мы находимся на острие этого противостояния и ведём за собой другой мир, другие страны, другие государства и народы?

– Да, сейчас, помимо наших самых действенных союзников, армии и флота, у нас есть и другие союзники, которые участвуют в этом восстании против глобального Запада, глобального либерализма.

Это, во-первых, Китай. Благодаря экономическим связям с Китаем мы сейчас почти не ощущаем в повседневной жизни влияния западных санкций. Потому что Китай поставляет нам свои товары народного потребления. В то же время и мы торгуем с китайцами, поставляя им наши полезные ископаемые.

Китай на 99% не поддержал западные санкции. А то, что какие-то китайские компании что-то нам недопоставляют, – это лишь декоративные шаги в пользу Запада. Понятно, что у многих китайских компаний есть свой бизнес в Америке, который они не хотят потерять.

Но вполне очевидно, что партия и правительство Китая поставили задачу поддерживать Россию. Там всё происходит по команде, и, если бы задача была не поддерживать, мы бы это быстро ощутили.

Второй союзник – Иран, который поставил нам свои беспилотники. Об этом почему-то не говорится открыто, мол, "Герань" – она наша, хотя всем понятно, что ещё не так давно у нас никакой "Герани" не было. Поэтому большое спасибо Ирану за то, что он нас поддерживает.

И это хороший показатель нашей дружбы и союзничества. Она началась много раньше Сирии. И нас Иран не предал, хотя ему предлагали это сделать за чечевичную похлёбку. Но Иран не пошёл на сделку и оказался нашим серьёзным постоянным союзником.

Третье: мы видим страны, такие как Грузия, что удивительно, такие как Сербия, что неудивительно, которые не поддерживают санкции в отношении России. То есть мы сейчас видим не тех, кто только говорит о дружбе, как Казахстан к примеру, а тех, кто дружбу демонстрирует.

Нам говорят: вы не осуждайте Казахстан, у Касым-Жомарта Токаева выборы. Но как не осуждать Казахстан? Токаева бы никакого не было, если бы 5 января этого года его не поддержали войска ОДКБ во главе с русскими десантниками. Поэтому, конечно, мы видим сейчас со стороны Казахстана прямое враждебное действие в отношении России.

Константин Малофеев: "Мы должны их пропаганде противопоставить свою суверенную идеологию. Она очень простая, её не надо изобретать". Фото: Царьград

Суверенная идеология – это то, что нам сейчас необходимо

– Не будем углубляться в международную повестку. Но последний вопрос. Владимир Путин как раз недавно заявил, что у нас много союзников, но они молчат. Пока что ещё осторожно смотрят на события, занимают выжидательную позицию. Когда, на ваш взгляд, они перестанут занимать выжидательную позицию и активно включатся в борьбу с глобализмом?

– Ответ очень простой: когда на фронте наши войска перейдут в наступление.

– Но без суверенной идеологии, без внутреннего наполнения любая борьба с внешним врагом получается неполной. И знаете, на что я обратил внимание на Всемирном Русском Народном Соборе? Практически каждый спикер говорил о необходимости появления нашей суверенной идеологии. Значит ли это, что в ближайшее время мы сможем рассчитывать на формулирование государственной, народной идеи? 

– Я думаю, мы станем свидетелями потрясающих событий. Все понимают, что война ведётся не только на фронте – таковы правила XXI века. Сегодняшняя война потому и называется гибридной, что ведётся во многих измерениях. В том числе и на идеологическом фронте. Даже в том, какие слова мы говорим для обозначения того или иного явления, есть идеологические моменты, которые демонстрируют, на какой стороне мы находимся.

К примеру, говорим "гендер" или "ЛГБТ" – значит, признаём вражеские смыслы. А если называем извращенцев содомитами, а не "ЛГБТ", – значит, находимся на своей стороне. Говорим "пол мужской" или "женский" – снова наша сторона. А если соглашаемся, что гендера не существует, тут же поддерживаем врага. 

Поэтому надо задуматься о том, что ты говоришь. Ведь слова рождаются в области идеологии. А мы, между прочим, воюем с хорошо экипированным противником именно с точки зрения идеологии. У него либеральная идея, которая прошита сверху донизу – от высших смыслов, где вместо Бога в центре мироздания человек, до бытовых моментов. Но они выбрали центром своей цивилизации человека с сатанинскими пороками, воспевая грех. Поддерживая подобное, мы соглашаемся, что человек состоит только из тела, у него нет души и уж точно нет духа – лишь жизнь плоти. И эту жизнь плоти, от бесконечного потребления до любых форм разврата, мы рекламируем и воспеваем.

А дальше мы спускаемся к так называемой толерантности в рамках их повестки. Приравниваем девиации чуть ли не к разному цвету кожи. И норма в конечном счёте навязывается – традиции уже не имеют значения, правят лишь нелепые законы. 

Напомню, Запад сегодня целиком подчинён США. Но Америка – это по умолчанию общество меньшинств. Общество эмигрантов, где изначально балом правят меньшинства. Там нет большинства. Есть немцы, индейцы, англосаксы, ирландцы, итальянцы, латиносы. И все они должны быть объединены какой-то идеологией, к примеру либеральной.

Их пропаганда – оружие врага

– Получается, если пропадёт их искусственно созданная идеология, не станет и США?

– У них нет настоящих традиций. Для них традиция – некий домашний фольклор, что-то вроде "как печь пирожки". А на государственном уровне у них действует некая языческая традиция, которая объединяет людей в рамках одной страны. Религия и национальность отметаются как объединяющий фактор, потому что они все там друг другу чужие.

А в Старом Свете, в настоящем мире, всё иначе. Там люди тысячелетиями жили на своей земле. И поэтому у нас не может быть с ними одной идеологии. Мы – русские консерваторы-традиционалисты – твердили об этом на протяжении всех 20 лет либерального диктата в России. Мы начали избавляться от этого 10 лет назад.

А теперь наступило время, когда они пошли на нас войной и никто уже не смеет сказать, что пропаганда их ценностей – нормальный ход. Потому что это оружие и язык врага. И мы должны этому противопоставить свою суверенную идеологию. Она очень простая, её не надо изобретать.

– Но каковы тезисы этой суверенной идеологии? С одной стороны, мы все всё интуитивно понимаем, но когда дело доходит до конкретных формулировок, начинаются споры.

– Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, глава нашего Всемирного Русского Народного Собора, завершая съезд, в своём заключительном слове ровно об этом сказал – упомянул прекрасный документ, Стратегию национальной безопасности 2021 года, где в 91-м разделе указаны определения традиционных духовно-нравственных ценностей.

К примеру, за словом "жизнь", "достоинство" там сразу идут права и свободы человека. И Святейший Патриарх сказал:

У нас всё ещё действует заимствование из западноевропейской философии: "Достоинство, права и свободы человека". Всё это хорошо, никто сейчас не отрицает ни права, ни достоинства человека. Но можно ли их ставить сразу после жизни? Ведь должен быть приоритет, причём не только ценностный, но и исторический. Разве до этих гуманистических идей, которые возникли в контексте западноевропейского развития в достаточно позднее время, не было никаких ценностей? А вера? А любовь к Отечеству? А жертвенность, без которой вообще немыслима наша история? Наше благополучие зиждется на жертвах предыдущих поколений, на тех, кто погибал во время войны, защищая Родину, на тех, кто трудился отчаянно в тяжелейших условиях, развивая экономику нашей страны, – ведь и тогда не обошлось без жертв! 

Это очень важно. Потому что именно в таких кодах и заложена наша суверенная идеология. И сейчас она, слава Богу, стремительно дрейфует из той либеральной Конституции 1993 года, которая принималась в момент нашего национального позора, к современной суверенной стране, которая воюет с сатанинским Западом.

Мы можем разложить суверенную идеологию на жизнь, веру, достоинство, справедливость, жертвенность, любовь к Отечеству. А можем назвать всё одним словом – Православие. Мы – Святая Русь. И наши предки жили так, и мы так себя воспринимаем. Весь наш этический и моральной код – в Православии. Если нам надо разобрать это на юридические характеристики – мы разберём. А если не надо, просто давайте скажем, что мы – православные христиане, с нами Бог, мы – русские.

– Общался с одним чиновником, и речь тоже зашла об идеологии. И он сказал: "У нас есть Конституция, куда приняли два года назад поправки. В принципе, они все соответствуют нашим ценностям. Может быть, и не нужно ничего изобретать? Взять основные статьи Конституции и их расширить, их популяризировать – и вот, пожалуйста, идеология готова".

– Невозможно. Мы не меняли основные главы Конституции – 1-ю и 2-ю. Потому что юридически это возможно только при созыве Конституционного собрания, а мы его не созывали. Мы меняли статьи в других главах. Поэтому некие коллизии остались и в скорректированном тексте Основного закона страны.

Но даже при действующей Конституции, внося изменения, например в Стратегию национальной безопасности или в ряд других стратегических документов, мы вполне можем добиться результата. Но это ещё не конец пути. Оказаться на том же, так сказать, уровне технологического развития, что и наш противник, не получится. Это всё равно что воевать артиллерийской установкой 1947 года против HIMARS. У врага, как я уже говорил, абсолютно вертикально интегрированная, полностью понятная идеология. И права человека имеют в ней ключевое значение. Потому что Соединённые Штаты считают себя авторами прав человека. И они диктуют, они говорят миру: мы первые ввели этот тезис в 1789 году и поэтому имеем право судить, у кого они хорошие, у кого плохие. И, прописывая в своей Конституции, что права и свободы человека – основа всего, мы просто подчиняемся Америке. 

Не просто берём их терминологию, а живём в их логике. Получается, признаём себя их франшизой. И уже завтра они могут прийти и судить нас. Пора полностью убрать всё, что позволяет им диктовать свою волю России. А уж о правах и свободах человека мы можем говорить, отталкиваясь от смыслов энциклопедистов XVIII века, безусловно, учитывая христианские евангельские ценности. Это важно сделать, это нужно сделать. Если мы хотим их победить, то должны одержать победу на уровне смыслов и идей.

Код, который нам нужен для выживания

– Суверенная идеология – какой она должна быть? У неё должны быть жёсткие рамки и границы?

– Суверенная идеология – очень хорошее словосочетание. В Советском Союзе была обязательная государственная идеология, а суверенная идеология – не обязательна.

Ты можешь не мыслить в рамках суверенной идеологии. К примеру, ты художник, или ботаник, или специалист по бабочкам. Тебе зачем суверенная идеология? Ты вроде бы к этому не имеешь отношения.

Но суверенная идеология – это тот комплекс идей, этот тот код, который нужен нам, нашему народу, нашей нации для выживания. И тот, кто занимается общественно-политическими, гуманитарными или информационными вопросами, должен соответствовать суверенной идеологии. Он должен в её рамках выступать. А если он выступает за её рамками, тогда и представлять народ не надо.

Суверенная идеология – это не идеология, навязанная государством. Это то, что государство признаёт и понимает. Оно не навязывает, не конструирует искусственно. Это то, что существует до, после и вне государства. Это больше чем государство.

Потому что Святая Русь, как сказал Патриарх, существовала и существует вне зависимости от административных и политических границ. И пусть в 1917 году прекратила своё существование Российская Империя, а в 1991 году распался Советский Союз. Независимо от этого наше достояние – Святая Русь, культурный цивилизационный код русских людей не изменились.

Мы считаем, что наш идеал – Святая Русь, мы её храним и хотим наследовать Царствие Небесное, даже будучи атеистами. Потому что даже коммунизм в нашем сознании начинает превращаться, как это было в советское время, в некое подобие Царства Божьего на земле.

Все главные заявления, прозвучавшие в течение двух дней XXIV Всемирного Русского Народного Собора, доступны в специальном разделе "Первого русского"

Дзен Телеграм
Подписывайтесь на наши каналы и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

У вас есть возможность бесплатно отключить рекламу

Отключить рекламу

Ознакомиться с условиями отключения рекламы можно здесь