Авторизация
Ростов-на-Дону
«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Это не скажут официально: отвечаем на самые острые вопросы о пандемии
Фото: JessicaGirvan / Shutterstock.com
Общество

Это не скажут официально: отвечаем на самые острые вопросы о пандемии

И в СМИ, и в поликлиниках, и в дружеском кругу мы постоянно слышим диаметрально противоположные мнения по поводу пандемии, вакцинации, коронавируса. Спорят дилетанты, врачи, учёные, чиновники. Даже Всемирная организация здравоохранения и вторящий ей Минздрав России меняли рекомендации по профилактике инфекции добрый десяток раз. Нужна ли поголовная вакцинация? А ношение масок? Почему Минздрав во всём слушается ВОЗ, и мы бросаем все силы на борьбу с COVID-19, оставляя без врачебной помощи пациентов с другими заболеваниями? Расследование Царьграда показало, что ответы на эти вопросы не так однозначны, как кажется на первый взгляд.

За полтора года с момента объявления пандемии коронавируса мы успели привыкнуть к существованию этой инфекции. Если весной 2020 года воцарилось нечто вроде всемирной паники – массовые локдауны, паралич авиасообщения, тотальная самоизоляция, то теперь всё иначе. Даже несмотря на то, что официальные цифры заболеваемости COVID-19 и смертности от него лишь растут, мы привыкли к сосуществованию с вирусом и воспринимаем многие сопутствующие ему вещи как нечто само собой разумеющееся.

Но число скептиков во всём мире не уменьшается. Как только вакцинация стала приобретать массовый и принудительный характер, многие насторожились. И тут настало самое время посмотреть на административные решения – кто и как их принимает? Достаточными ли были основания для того, чтобы объявлять локдауны, нарушать права людей, а нынче – даже поражать их в правах из-за отсутствия прививки. И речь тут не только о России.

У специалистов и рядовых граждан разных стран остаётся множество вопросов. Например, до сих пор нет однозначного ответа на вопрос о том, насколько эффективно или нет ношение масок. Был ли выделен "живой" вирус или всё-таки мы смотрим на него через научную призму искусственного генома? Наконец, почему Минздрав и Роспотребнадзор так послушно следуют рекомендациям Всемирной организации здравоохранения?

Врачи не успевают за банкирами

Один из наиболее частых вопросов скептиков – о том, почему Всемирный банк (ВБ) якобы объявил о начале пандемии раньше, чем это сделала ВОЗ. Сразу же звучит и другой вопрос: почему во внутренних документах ВБ даже называется дата "окончания первой стадии" пандемии – 31 марта 2025 года.

Итак, ВОЗ объявила о начале пандемии (эпидемии всемирного масштаба) коронавируса 11 марта 2020 года. Заявление о том, что мир столкнулся именно с пандемией, было сделано в этот день на медиа-брифинге ВОЗ главой организации Тедросом Гебрейесусом. Он заметил, что за предшествовавшие брифингу две недели число случаев заражения за пределами Китая увеличилось в 13 раз. При этом количество стран, где был зафиксирован стремительный рост числа заболевших, утроилось. Всего в мире тогда насчитывалось свыше 118 тыс. заболевших в 114 странах, а число жертв составило более 4 тыс. человек (как же сильно тех пор изменились эти цифры!).

Заявление ВОЗ о пандемии. Скриншот: twitter.com

Выступление Гебрейесуса вообще оказалось очень интересным. Охарактеризовав ситуацию как "пандемию", он в то же время предостерёг от употребления этого термина. Он сказал, что если называть вспышку COVID-19 этим термином, то это "может вызвать необоснованный страх и неоправданное признание того, что борьба окончена". Хотя, по сути, так оно и случилось. Мы ведь хорошо помним мировой шок и громкие заголовки о том, что ВОЗ признала наличие пандемии в мире. В России это вылилось в штурм магазинов, с полок которых люди сметали туалетную бумагу и гречневую крупу. Другие страны отличались только тем, что вместо гречки скупали свои национальные крупы и консервы.

Скриншот страницы официального аккаунта ВОЗ в Twitter

Ну а потом были локдауны.

При чём же здесь Всемирный банк? Дело в том, что ВБ забил тревогу раньше, чем ВОЗ. Уже 3 февраля 2020 года (то есть ещё более чем за месяц до объявления ВОЗ о пандемии) ВБ выпустил первую глобальную стратегию по борьбе с COVID-19 — Стратегический план по обеспечению готовности и реагирования (SPRP). Этот план предусматривал выделение почти 675,7 млн долларов на "элементы стратегической готовности и реагирования". Из этой суммы более 640 млн долларов направлялось на "расширение масштабов готовности стран и операций по реагированию". Ещё раз напомним, что речь идёт о 3 февраля 2020 года.

Скриншот страницы доклада о запуске Группой всемирного банка программы SPRP на сайте ВОЗ / who.int

Ещё свыше 30,5 млн долларов выделялись в рамках программы на "международную координацию". На скриншоте ниже в документе видна дата – 3 февраля 2020 года.

Скриншот страницы доклада о запуске программы SPRP на сайте ВОЗ / who.int

3 марта 2020 года, то есть всё ещё до официального объявления ВОЗ о пандемии, ВБ заявил о выделении 12 млрд долларов в качестве экстренной помощи для борьбы с COVID-19.

Скриншот страницы сайта ВБ / worldbank.org

Наконец, самым масштабным вливанием ВБ в проект "пандемия" (о связанной с ним конспирологии – ниже) можно считать выделение развивающимся странам совершенно космической суммы в 160 млрд долларов в виде грантов, займов и инвестиций для борьбы с последствиями пандемии коронавируса. Впрочем о выделении этой суммы ВБ заявил 19 мая 2020 года, то есть уже после того, как мировое производство практически остановилось из-за пандемии.

Скриншот страницы сайта ВБ / worldbank.org

Все эти выделения средств, о которых ВБ преимущественно сообщил ещё до официального объявления о пандемии, наводят на множество вопросов. Как за несколько недель до заявлений со стороны ВОЗ у ВБ уже была готова масштабная программа помощи разным странам? Ну а сумма в 160 млрд долларов — это вам не десяток миллионов туда или сюда. Это гораздо серьёзнее. Очевидно, что создание таких глобальных программ требует длительной проработки, которую просто невозможно было провести за столь короткое время.

И ещё один интересный факт. 23 марта вышла знаменитая статья главного экономиста ВБ Кармен Рейнхарт в издании Project Syndicate. Уже тогда она писала, что мир столкнулся с пандемией, и эта пандемия гораздо хуже, чем эпидемия испанки в период Первой мировой войны. "На этот раз всё иначе", – писала она.

Скриншоты страницы сайта издания Project Syndicate

С COVID-19, напротив, есть огромная неопределённость, связанная с возможным распространением болезни (в США и во всём мире) и продолжительностью экономического застоя из-за борьбы с вирусом, что делает любые прогнозы не более чем предположениями. Но, учитывая масштабы и размах шока, вызванного коронавирусом, который одновременно сокращает совокупный спрос и нарушает предложение, первоначальные последствия для реальной экономики, вероятно, превзойдут последствия глобального финансового кризиса 2007-09 годов,

– написала она.

Этим заявлением был послан чёткий сигнал: всё очень и очень плохо. Положение обязывает: главный экономист Всемирного банка обязан следить за своей речью, и если он полагает, что ситуация будет выглядеть хуже, чем в 2008 году, рынки это воспринимают совершенно определённым образом. Таким образом, ВБ внёс очень серьёзный вклад в общий пандемийный хаос. А заодно совместно с ВОЗ создал группу по преодолению экономических последствий пандемии – то есть взял грамотно организованную сумятицу под свой контроль.

История одной подтасовки

Что же касается подозрений в том, что Всемирный банк назвал пандемию "проектом", у которого есть спланированные заранее сроки начала и окончания, то это случай так называемого вранья. Первые упоминания о наличии таких формулировок в неких внутренних документах ВБ появились в сентябре 2020 года. СМИ тогда с увлечением писали об этом, а скептики указывали на спланированный характер пандемии. Мы обратились к документу, в котором были найдены "улики", и вот что нам удалось обнаружить.

Скриншот шестой страницы доклада Всемирного банка "Программа стратегической подготовки и реагирования на COVID-19 и 25 проектов, запланированных в рамках фазы 1" (COVID-19 STRATEGIC PREPAREDNESS AND RESPONSE PROGRAM AND PROPOSED 25 PROJECTS UNDER PHASE 1) с сайта documents1.worldbank.org, 2 апреля 2020 года

Из этого порой делают вывод, что ВБ во внутренних документах указал даты начала и окончания первой фазы "проекта COVID-19". Согласитесь, звучит устрашающе. Но давайте внимательно посмотрим на этот документ. Действительно, датой начала проекта названо 2 апреля 2020 года. Окончания – 31 марта 2025 года. Но о чём речь? Вовсе не о "проекте COVID-19", а о "Программе стратегической подготовки и реагирования на COVID-19" (SPRP). ВБ в этом документе поясняет, что это за программа:

Целью разработки программы является предотвращение, обнаружение и реагирование на угрозы, исходящие от COVID-19, а также укрепление национальных систем общественного здравоохранения.

Там же отмечается, что действовать ВБ планирует "финансовыми инструментами". То есть – выделять деньги. Разумеется, не безвозмездно, а в рамках кредитной поддержки, то есть предоставлять займы, чтобы заработать на этом. Верить или нет в именно такие цели программы (а не "проекта COVID-19") – это уже другой вопрос. Но факт состоит в том, что скептики просто выдали желаемое за действительное и "перепутали" программу борьбы с COVID-19 с "программой всемирного заражения людей". Вроде бы мелочь, а смысл прямо противоположный.

Скриншот страницы сайта ВБ / vsemirnyjbank.org

"В течение 15 месяцев – до конца июня 2021 года – Группа Всемирного банка планирует направить до 160 млрд долл. США на поддержку принимаемых странами мер борьбы с COVID‑19", – говорилось в ещё одном сообщении ВБ.

Скриншот страницы ВБ / vsemirnyjbank.org

Конечно, и тут можно заподозрить ВБ в том, что "проект COVID-19" задумывался с целью нанесения удара по экономике с тем, чтобы потом "спасать" государства своими займами. Но на наш взгляд, масштабы выделяемой банком помощи недостаточно велики, чтобы говорить о таком размахе. Наиболее вероятна версия о том, что экономисты ВБ просто вовремя сориентировались и смогли "проинвестировать" в пандемию.

По мнению врача, члена общественной организации "Региональное здравоохранение" Дмитрия Омутных, пандемия действительно оказалась неким "проектом" – с той точки зрения, что у неё были свои выгодоприобретатели.

"Нет дыма без огня. Мы помним, что когда у нас был свиной грипп, под шумок вырезали свиней. Мы помним, как ранее под борьбу с тем или иным заболеванием могли решаться даже локальные вопросы. Например, как может какая-либо фирма, которая хочет подчистить "хвосты", обнулить свою бухгалтерию? У нас железобетонным фактором является, например, пожар. Ничего с этим не поделаешь, всё сгорело, ничего нет. И под эпидемию тоже легко всё списать, легко манипулировать перемещением людей, заключением межгосударственных соглашений, ну а про интересы фармкомпаний я уже молчу, тут кому война, а кому мать родна", – заметил Омутных, комментируя подозрения скептиков относительно планового характера пандемии.

Масочная чехарда

Ещё одна немаловажная группа вопросов посвящена той путанице, которая происходит весь последний год с рекомендациями ВОЗ и меняющимися вслед за ними рекомендациями Минздрава России. Действительно, к февралю 2021 года Минздрав России опубликовал уже 10 серьёзно отличающихся друг от друга версий методических рекомендаций по коронавирусу. Последняя из них, десятая, датирована 8 февраля 2021 года. Скептики утверждают, что системное медицинское сообщество (не только в России) идёт на поводу у ВОЗ и "путается в показаниях", выпуская раз за разом противоречащие друг другу рекомендации по профилактике и лечению COVID-19, а также по мерам предотвращения распространения инфекции. Рассмотрим ситуацию на примерах с рекомендациями носить медицинские маски.

В начале 2020 года ВОЗ выпустила первые рекомендации по ношению масок. Эти рекомендации были незамедлительно ретранслированы и взяты на вооружение Роспотребнадзором.

Скриншот страницы сайта Роспотребнадзора / rospotrebnadzor.ru

О чём же тогда говорилось в рекомендациях ВОЗ? Цитируем:

Ношение медицинских масок, при отсутствии показаний, может привести к ненужным затратам, увеличить нагрузку на систему закупок и создать ложное чувство безопасности, которое может привести к пренебрежению другими важными мерами, такими как практика гигиены рук... Медицинская маска не требуется для тех, кто не болен, так как нет данных о её полезности для защиты здоровых людей.

Казалось бы, Минздрав, Роспотребнадзор и, например, Департамент здравоохранения Москвы должны были утверждать то же самое. Но нет, в России тогда никто не ссылался на необходимость ношения масок только для больных. Эту меру ввели для всех поголовно. Так, с 25 мая 2020 года в столице был введён жёсткий масочный режим, а с 27 мая – обязательное ношение масок всеми даже во время прогулок или пробежек на улице. Соблюдение этого требования было тогда названо одним из условий выхода Москвы из весеннего локдауна.

При этом глава Роспотребнадзора Анна Попова 25 мая 2020 года умудрилась сделать совершенно противоположное принимаемым мерам заявление: на фоне введения в Москве масочного режима она заметила, что этот режим сохранится всего на месяц или два.

Однако не стоит считать, что власти Москвы, ряда других регионов России или Роспотребнадзор в чём-то сильно разошлись с ВОЗ. Уже 5 июня 2020 года ВОЗ изменила свои рекомендации по ношению масок и фактически отказалась от утверждения, что они необходимы лишь людям с симптомами ОРВИ. В обновлённых рекомендациях речь шла уже об обязательном ношении масок всеми, а также о том, что власти разных стран должны "поощрять" население к этому. Уже в сентябре Роспотребнадзор подвёл под эти рекомендации некую собственную статистическую базу и заявил:

Ношение медицинской маски снижало вероятность заражения различными респираторными инфекциями в 1,8 раза, использование перчаток – в 1,3 раза. При наличии контакта с больными острыми респираторными инфекциями, ношение медицинской маски снижало вероятность инфицирования возбудителями в 1,8 раза, использование перчаток снижало вероятность заражения в 2,7 раз.

Обратим внимание, что Роспотребнадзор не сослался на данные ВОЗ, а сделал выводы, опираясь на исследование НИИ Роспотребнадзора. По крайней мере, так заявляет это ведомство.

Скриншот страницы сайта Роспотребнадзора / rospotrebnadzor.ru

Наконец, 28 октября 2020 года всеобщий масочный режим был введён не только в Москве, но и по всей России. Соответствующее постановление тогда подписала главный санитарный врач Анна Попова.

Но и это решение не стало окончательным. Спустя 10 месяцев, 6 августа 2021 года, Попова в интервью "России 24" сообщила, что граждане не обязаны носить маски на улицах. Более того, она допустила отмену масочного режима уже в этом году.

Словом, путаница продолжается: то маски необходимы всем и повсюду, то нет такой необходимости. ВОЗ издаёт в течение года противоречивые рекомендации, в Москве перестраховываются и вводят масочный режим раньше всех и так далее. А между тем за нарушение этого режима, например, езду в общественном транспорте без маски до сих пор можно получить ощутимый штраф по ст. 20.6.1 КоАП России – предупреждение или наложение штрафа от 1 до 30 тыс. рублей. Впрочем, в Москве за такое нарушение наступает ответственность по ст. 3.18.1 регионального (а не федерального) Закона об административной ответственности. Если гражданин попался без маски впервые, то ему выпишут штраф в 4 тыс. рублей, а если повторно – 5 тыс.

Стоит обратить внимание, что в медицинском сообществе до сих пор нет единого мнения об эффективности масочного режима. Так, 28 мая 2020 года, то есть спустя три дня после введения масочного режима в Москве, академик РАН и заведующий кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии Первого МГМУ имени Сеченова Виталий Зверев в интервью "Интерфаксу" заявил о вреде ношения масок и перчаток:

Все эксперименты, определяющие, что коронавирус живет 24-72 часа на поверхностях, на самом деле показывают не живой вирус, а следы его деятельности, геном, сам вирус при этом нежизнеспособен. Уже через два часа превращается из средства защиты в средство распространения инфекции: у нас кроме коронавируса масса всего другого в воздухе – бактерии, грибы, которые на маске оседают и потом могут вас заразить.

Тогда же Царьград поговорил на эту тему с бывшим заведующим лабораторией особо опасных инфекций научного центра вирусологии и биотехнологии "Вектор", а ныне вирусологом Федерального исследовательского центра фундаментальной и трансляционной медицины, доктором биологических наук Александром Чепурновым:

Масочные режимы, безусловно, помогут. Я к масочному режиму отношусь очень хорошо, потому что я совершенно убеждён после ряда аварийных ситуаций во время работы с Эболой, что маска меня просто спасала. Я оказывался в таких ситуациях, когда запросто мог хватануть аэрозоля.

Более того, в интервью Царьграду Александр Чепурнов подробно рассказал, как власти нашей страны фактически прозевали коронавирус, когда он активно завозился к нам из-за границы в начале 2020 года. По его словам, Роспотребнадзор, пытаясь досконально контролировать процесс борьбы с вирусом, фактически взял на себя функции НИИ, хотя является надзорным ведомством. В итоге у руля в деле борьбы с вирусом встали не врачи, а чиновники, говорил вирусолог. Они не создали, например, нормальных конкурентных условий для производителей тест-систем, объявив монополию на них и выбрав на тот момент основного производителя тестов – "Вектор". Между тем первые тесты "Вектора" оказались несовершенными, давали ложные результаты, к тому же их не было в достаточном количестве. Из-за этого в тот момент Россия оказалась почти без защиты перед первой волной вируса, рассказал Чепурнов.

Лес рубят – щепки летят

Вернёмся к методическим рекомендациям Минздрава и последней, десятой версии этих рекомендаций. Следует ли наш Минздрав в русле ВОЗ, издавая эти рекомендации? Да, и это ни для кого не секрет. И очень часто наши рекомендации меняются вслед за теми, которые публикуются ВОЗ.

Скриншот шестой страницы 10-й версии "Временных методических рекомендаций" по профилактике, диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции (COVID-19) от 08.02.2021 с сайта static-0.minzdrav.gov.ru

Отсюда следует вывод, что медицинское сообщество России словно бы не может или не считает целесообразным самостоятельно вырабатывать меры по противодействию COVID-19. Гораздо проще взять меры, принятые на международном уровне, и просто адаптировать их к нашим реалиям. Получается, что мы почти не проводим собственных изысканий, а просто реализуем программы, описанные ВОЗ и применяемые другими странами. Например, в России выполняется рекомендация ВОЗ по маршрутизации пациентов с подозрением на COVID-19: их помещают в обсерваторы или "красные зоны" даже в том случае, когда диагноз ставится на основании клинических подозрений, то есть ещё до результатов тестирования.

Скриншот 18-й страницы рекомендаций ВОЗ по "Клиническому ведению случаев COVID-19", версия от 25.01.2021 на сайте apps.who.int

Но ведь очевидно, что если, например, пациент болен не COVID-19, а обычным гриппом или ОРВИ, то его помещение к другим больным с подтверждённым диагнозом COVID-19 является небезопасным. Мы понимаем, что это перестраховочная мера: пусть лучше больной ОРВИ подвергнется риску заражения COVID-19, чем вероятный больной коронавирусом окажется предоставленным сам себе, считают в ВОЗ. Но корректно ли это с точки зрения врачебной этики? Это вопрос, который всё ещё вызывает споры, и в мире не существует всеобъемлющей статистики по числу людей, которые могли заразиться COVID-19 благодаря "бдительности" медицинской системы.

Схожую ситуацию мы видим и в применении протоколов ВОЗ при определении показаний для подключения пациентов к аппаратам искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ). В рекомендациях ВОЗ сказано:

Мы рекомендуем немедленно назначать дополнительную кислородную терапию любому пациенту с угрожающими симптомами в рамках реанимационных мероприятий до достижения SpO2 ≥ 94%, а также любому пациенту без таких симптомов, но при наличии гипоксемии (стабильным гипоксемическим пациентам) до достижения SpO2 > 90% (для беременных женщин ≥ 92–95%).

Минздрав в своих временных рекомендация точно так же указывает, что ИВЛ показан пациенту с тяжёлой формой течения COVID-19 при уровне сатурации ниже 94%. Безусловно, в документе есть градация по степени течения болезни, и кислород раздают не всем направо и налево. Однако и в этом вопросе мы послушно следуем протоколам ВОЗ.

Кратко коснёмся и вопроса вакцинации (подробнее о вакцинах и споре врачей об их эффективности и правомочности кампаний вакцинации во всём мире читайте в специальном расследовании Царьграда в двух частях). В этом вопросе Минздрав России, опять же, целиком и полностью полагается на рекомендации ВОЗ. Более того, мы помним, как Анна Попова и руководитель Федерального медико-биологического агентства Вероника Скворцова делали противоречивые заявления по поводу того, кому и когда положена вакцина и повторная вакцинация.

Изначально власти заявляли, что прививка противопоказана беременным, не должна делаться переболевшим и требует проведения теста на антитела. Однако летом 2021 года чиновники завили, что беременным можно прививаться, никакого теста на антитела делать никому не нужно, а повторная вакцинация должна осуществляться спустя полгода, а не год. Из "рутинной" нынешняя кампания вакцинации превратилась в "экстренную". Обратим внимание и на честное признание со стороны ВОЗ и Минздрава России, что тест на антитела не нужен, потому что всё равно до сих пор никто не знает истинного защитного титра антител после вакцинации любой из доступных в мире вакцин. А значит, давайте дадим вакцину всем, а там уже будем разбираться, рассудили в ВОЗ.

Скриншот страницы сайта minzdrav.gov.ru с утверждёнными временными рекомендациями "Порядок проведения вакцинации взрослого населения против COVID-19", версия от 24.07.2021

Как указывает сам Минздрав, решения российских медицинских чиновников поменялось вслед за изменением рекомендаций ВОЗ. Никакого своего мнения у ведомства Михаила Мурашко нет. И, оказывается, чисто юридически даже не может быть:

Поскольку Минздрав России интегрирован в мировую систему здравоохранения, он обязан соблюдать стандарты ВОЗ, которые являются неким "золотым стандартом" для стран-членов. Если ты становишься членом международной организации по здравоохранению, функции которой похожи на деятельность регулятора, ты должен так или иначе соответствовать регламенту этой организации. Это как Всемирная торговая организация (ВТО). Если уж ты вступил и подписал, то будь добр исполнять,

– пояснил эту ситуацию в беседе с Царьградом Дмитрий Омутных.

Он добавил, что ВОЗ обобщает всю доступную на сегодняшний день эпидемиологическую информацию и методические рекомендации со всех стран. В частности, ВОЗ вырабатывает единые стандарты, анализируя эффективность профилактики и лечения даже на межрасовом уровне, ведь для жителей стран Африки рекомендованы одни препараты, для жителей Европы – другие, пояснил врач.

Нельзя в какой-то отдельно взятой стране лечить заболевание абы чем, сказав, что мы считаем это правильным. Есть единые стандарты лечения, тренды, схемы, которых необходимо придерживаться. То есть если во всём мире заболевание лечат антибиотиками, то его нельзя лечить витаминами и так далее,

– отметил Омутных. Он полагает при этом, что российские специалисты "не смотрят в рот ВОЗ", так как не во всём с ней согласны и имеют уникальный опыт спасения десятков, если не сотен миллионов жизней в странах Африки и Юго-Восточной Азии, победив там заболевания, которые были бичом человечества не одну сотню лет.

"И конечно, наши врачи, наши специалисты вправе не соглашаться. ВОЗ это понимает и принимает, но это крайне политизированная организация. Мы это видим хотя бы на примере с непризнанием российских вакцин по политическим, коммерческим и иным конъюнктурным причинам. Ситуация с COVID-19 сильно политизирована. Но у нас есть свои протоколы ведения больных, есть свои клинические регистры, своя программа вакцинации и свой календарь вакцинации, который оправдан и который следовало бы позаимствовать у нас другим странам, что многие и делают. Я считаю, что по всем основным видам заболеваний российские врачи и учёные совершенно спокойно могут ориентироваться на собственные результаты и спокойно продвигаться вперёд", – заметил Омутных.

Смертность от COVID-19 и видели ли мы "живой" коронавирус?

Из стана скептиков доносятся ещё два важных вопроса

Первый: нас убеждают в том, что коронавирус очень опасен, но по уровню смертности в 2020 году он пропустил вперёд туберкулёз, обычную пневмонию, норовирус, грипп и ряд других заболеваний. Почему же тогда все силы брошены на борьбу с COVID-19, а не с заболеваниями, обладающими более высокой летальностью?

Второй: с каким именно вирусом мы боремся, если он не был выделен ни одной лабораторией в мире, а его геном искусственно секвенировали при помощи методов компьютерной симуляции, показавших сходство с SARS-подобными вирусами летучих мышей?

Согласимся с тем, что это очень хорошие вопросы при условии истинности тех утверждений, которые в них содержатся. По данным ВОЗ, за всё время жертвами коронавируса в мире стали порядка 3,5 млн человек.

Скриншот страницы сайта ООН с данными ВОЗ / un.org

В мае 2021 года помощник гендиректора ВОЗ Самира Асма заявила, что в 2020 году от коронавируса скончались 3 млн человек, хотя в реальности число жертв может быть в два-три раза больше.

Скриншот страницы помощника гендиректора ВОЗ Самиры Асмы в Twitter

Неужели от туберкулёза в мире в 2020 году умерло больше людей? Если верить официальной статистике, то нет. По данным ВОЗ, в 2019 году жертвами туберкулёза стали не менее 1,4 млн человек. 

Скриншот станицы сайта ВОЗ / who.int

А в 2020 году, от этого заболевания могло скончаться ещё на полмиллиона человек больше, чем годом ранее.

Скриншот страницы сайта ООН / un.org

Таким образом, от коронавируса умирают всё же чаще, чем от туберкулёза, но в то же время смертность относительно числа заболевших при туберкулёзе в разы выше. Да и общие цифры не утешают: в 2020 году жертвами туберкулёза могли стать порядка 1,9 млн человек по всему миру, а эта цифра уже приближается к официально подтверждённым цифрам по летальности коронавируса.

Сейчас идёт эпидемия открытых форм туберкулёза и его резистентных форм, то есть устойчивых к лечению. Поэтому, конечно, заболеваемость по отдельным нозологиям выше, чем с COVID-19. От тех же осложнений гриппа умирали сотни тысяч человек ежегодно, хотя на самом деле – миллионы. У нас все забыли про Эболу, про MERS, то есть про ближневосточный респираторный синдром, про атипичную пневмонию, свиной грипп. Вспышки были в последние годы. В марте прошлого года ВОЗ объявила пандемию COVID-19, с чем многие были не согласны. В моём понимании также это было преувеличением. При этом ни в коем случае нельзя говорить, что COVID-19 не опасен, потому что у него, действительно, серьёзные осложнения,

– заявил Дмитрий Омутных.

Что же касается того, что якобы никто не видел "живого" вируса SARS-COV-2, так как в чистой культуре он не был выделен ни одной лабораторией мира, вследствие чего не может быть диагностирован, то этот вопрос подробно разбирался нами в недавнем расследовании об эффективности вакцин от COVID-19.

Действительно, 3 февраля 2020 года в журнале Nature вышла статья, в которой были показаны результаты одного из первых анализов генома вируса SARS-COV-2.

Скриншот страницы сайта nature.com

В выделенном абзаце учёные сообщают, что секвенировали 56 565 928 последовательностей, которые были собраны de novo и проверены на потенциальные этиологические агенты, а затем получили 384 096 таких контигов (искусственно созданных последовательностей). В итоге самый длинный из них, состоящий из 30 474 нуклеотидов, имел самую большую концентрацию и на 89,1% совпал с последовательностями группы SARS-подобных коронавирусов летучих мышей в Китае.

Казалось бы, да, речь идёт об искусственном получении генома вируса. Однако учёные работают также с изолятами, полученными из ткани больных коронавирусом, то есть с "живым" вирусом, который всё-таки есть в распоряжении специалистов и использовался в том числе и при создании вакцин.

Дальше, переходя к работе над вакцинами, использовали уже геномные фрагменты, выделенные непосредственно из вируса. Брали несколько изолятов от больных, выбрали тот из них, который хорошо размножался, хорошо взаимодействовал с сыворотками переболевших… К настоящему времени получены сотни тысяч изолятов в разных странах, в том числе тысячи у нас в стране,

– рассказал нам Александр Чепурнов, комментируя утверждение о том, что "живой" вирус якобы так и не был никем получен.

Обязанности без прав

Ошибаясь в некоторых деталях, спадая порой в ненужную конспирологию, скептики правы в главном. России запрещено иметь свою точку зрения на пандемию: несмотря на то, что Конституция уже год как ставит национальные интересы выше международных соглашений, Минздрав послушно транслирует все решения Всемирного банка. У наших врачей есть и свои позиции, свои протоколы и ориентировки, свой опыт, но, к сожалению, в дело вмешивается политика – а где политика, там неизбежны двойные стандарты. С одной стороны, органам здравоохранения России строго предписывается определённый порядок действий, утверждённый ВОЗ. С другой стороны, международные медицинские регуляторы при этом решительно отказываются признавать российские вакцины, положительно оценивать труд учёных, вирусологов и других специалистов из России. То есть нам позволено иметь обязанности, но мы лишены каких бы то ни было прав. Даже такие акции, как спасение Италии, где в прошлом году отлично сработали медицинские бригады МЧС, забываются мгновенно.

Россия, будучи членом ВОЗ, должна западным партнёрам по полной программе, а вот западные партнёры ничего не должны России и не обязаны признавать, например, наши вакцины. Из-за этого граждане России, и без того из-за войны санкций по умолчанию числящиеся "подозрительными лицами", вновь оказываются поражёнными в правах: нашу вакцинацию санитарные власти большинства стран попросту не признаю́т.

Но и к скептикам есть вопросы. Не стоит в попытке найти правду выдавать желаемое за действительное, досочинять то, что, как минимум, спорно. Нет прямых доказательств "планирования проекта COVID-19" – если такое и имеет место, то глубоко засекречено. Неверны сведения об отсутствии "живого" вируса у специалистов. Он есть, и с ним работают, но совсем другой вопрос – кто и как. В России при создании вакцин использовались настоящие образцы вируса, а вот авторы американской вакцины Pfizer обошлись лишь компьютерным образцом генома.

И, конечно, ни один грамотный специалист не будет отрицать, что из-за коронавируса произошла дестабилизация систем здравоохранения. Пострадали люди, которые не могли и до сих пор не могут получить онкологическую, кардиологическую и иную помощь, так как многие стационары перепрофилированы под ковид. С этой точки зрения аргумент о недопустимости такой ситуации, о необходимости снизить градус напряжённости по ковиду и уделить больше внимания другим больным выглядит более чем справедливым.

Наконец, мы уверены, что вакцинация не должна быть принудительной, даже если это будет нам предписывать ВОЗ. Россия должна провести собственные "красные линии" в здравоохранении, ведь у нас есть свои управленцы и врачи с уникальным гигантским опытом, которые сами в состоянии определить, что нужно для нашей страны.

* * *

События вокруг пандемии стали очередной иллюстрацией старой и очень русской поговорки о том, что несть пророка в отечестве своём. В полном соответствии с ней наши министры боятся брать на себя ответственность и предпочитают прикрываться "варягами": к месту и не к месту ссылаются на зарубежный опыт, заказывают стратегии у американских консультантов, согласовывают кредитно-денежную политику с ФРС США и, как видим, лечат соотечественников в строгом соответствии не со здравым смыслом и врачебным опытом, а с рекомендациями ВОЗ и интересами фармкомпаний.

Кажется, национально ориентированная политика выглядит несколько иначе.


Читайте также:

Чем больше уколов, тем больше заражений: Pfizer обманывает США и Европу Врачи против вакцин – 1: Об эффективности, качестве, опасности Врачи против вакцин – 2. О генной инженерии и "всемирном заговоре" Безопасна ли вакцинация? Чиновники путаются в показаниях, а люди умирают