Авторизация
Ростов-на-Дону
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Смерть или обмен: Отец солдата четыре месяца доставал его из плена
Фото: Prazis Images/Shutterstock.com
Общество Русская весна

"Смерть или обмен": Отец солдата четыре месяца доставал его из плена

История Салима Оюна из Тывы похожа на старый советский фильм "Отец солдата", только с хорошим финалом. Четыре месяца 47-летний тувинец колесил по России, искал тех, кто поможет ему вернуть сына из украинского плена. И только когда дошёл до резиденции главы Чечни, дело сдвинулось. О том, что пришлось пережить героическому мужчине и его сыну, Царьграду рассказали сами герои этой истории.

Село Дурген находится в 60 км от столицы Республики Тыва Кызыла. Природа здесь неописуемо красива: леса, горы, озёра, всё есть. Из этих мест 27-летний Санчаа Оюн. 

Мой родной дядя был капитаном МВД, он погиб при выполнении задания. У него остался сын Экер, на год меня младше. Мой отец нас обоих воспитывал. Экер окончил Рязанское училище ВДВ, стал старшим лейтенантом. И пал смертью храбрых во время спецоперации на Украине.

Санчаа тогда работал в Москве системным администратором в игровом клубе. Работа нравилась и зарплата устраивала. Но тут в нём что-то перевернулось: 

Я в армии не служил, у меня был медотвод. Но когда я узнал про брата, то пришёл в военкомат, прошёл переосвидетельствование и сразу подписал контракт. 

Санчаа говорит, что следил за всеми новостями из Украины, потому что ему небезразлична судьба России и потому что там служил брат. Поэтому он и принял такое решение. Родителям ничего не сказал. Они узнали об этом только тогда, когда он позвонил им в июне из Харьковской области. 

Санчаа Оюн. Фото из семейного архива

Охота и хуреш 

Уже после месяца подготовки на стрельбах и курсах выживания Санчаа доверили обучение новобранцев. Да и опыт у него был. Отец с девятого класса брал с собой на охоту. 

Мой отец по профессии учитель, был тренером по восточным единоборствам. Он нас с братом к спорту приучил с детства. Я серьёзно занимался тувинской борьбой хуреш. Физическая подготовка была хорошей, и это помогло мне на передовой. Как-то в одном бою я помогал нести боекомплекты своим раненым товарищам.

Под Изюмом молодой тувинский стрелок участвовал в тяжёлых боях. А 29 июня его с группой в восемь человек послали в разведку. В лесу они наткнулись на засаду. Двух бойцов убили сразу. При отходе группу накрыли минометным огнём. Одного солдата ранило. Санчаа не бросил друга в лесу. В результате оба попали в плен. 

Страшная фотография 

Санчаа не знал, что уже на следующий день один из спасшихся однополчан позвонил его отцу Салиму и сообщил, что сын не вернулся из боя. А 1 июля на телефон Салиму пришло страшное сообщение: 

Неизвестные прислали мне фото сына. Он был избит, весь в синяках и обмотан жёлтой изолентой. А фото было подписано: "Или смерть, или обмен".

У отца помутнело в глазах. Что делать? Стал звонить в часть, в военкомат, прокуратуру. Но там ничего не знают. И что, сидеть и ждать, когда ответят? Но ведь там – сын! Салим продал машину, чтобы были деньги, и полетел в Москву. В столице его приютил товарищ по университету. Он хоть с женой и детьми сам ютился в съёмной комнате, но для друга нашёл место… 

"Вместо кровати – бетонный пол" 

Санчаа привезли в часть одного из украинских нацбатальонов. Сказали, что вообще-то тувинцев и бурятов они плен не берут. 

Меня там хотели трижды расстрелять. Один мне говорит: "Ненавижу узкоглазых и цыган, буду вас резать до конца своей жизни". Я слышал потом, как он с друзьями спорил, прикончить меня или обменять. Решили обменять. 

Избитого солдата привезли в СИЗО Киева. Бетонный пол в подвале вместо кровати, скудная еда дважды в день, комната два на три метра, в которой было 20 человек. Влажность, дышать нечем. Так бы и умерли все от духоты, если бы не сердобольная женщина из Красного Креста, которую там называли пани Оксана. Пленным она перевязывала раны и приносила лекарства.  

Почти два месяца провел Санчаа в этом подвале. Несколько раз допрашивали на полиграфе. Думали, что он снайпер или может знать что-то ценное. Но когда поняли, что перед ними простой солдат, перевели в нормальную камеру. Разумеется, про то, что в армию Санчаа пошел служить сознательно, он там никому не сказал. 

Я был уверен, что меня обменяют, потому что русские своих не бросают. Я не сомневаюсь в нашей победе. Я разговаривал с одним из охранников в СИЗО, у них дела плачевные, зарплату выдают с задержками, он сказал, что при первой возможности уедет с Украины. 

Санчаа также сидел в Запорожье: там нормально кормили, водили в душ, давали читать книги. Пленные рассказывали, что в других украинских СИЗО отношение к ним было отвратительным. Видимо, запорожцы чувствуют, что скоро их город будет русским, а им здесь жить дальше... 

В списках не значится 

Вестей от сына не было. Отец продолжал стучать в двери министерств. В одних списках сын не значился, в других он числился без вести пропавшим. А на нет и суда нет. К тому же у чиновников срок рассмотрения обращений до месяца. И как пробить эту стену жителю далёкого тувинского села, который плохо говорит на русском! 

Салим пришёл в Таманскую дивизию, из которой был призван сын. Он готов был взять ружьё и ехать на Украину. Но добровольцем смелого тувинца не взяли. Зато дали комнату при части. Салим там только ночевал, а с утра убегал по инстанциям. 

Через два месяца мытарств имя пленного Санчаа Оюна появилось в списке Красного Креста. Но и это не сильно сдвинуло с места московских чиновников. И тут кто-то рассказал отцу, что в Чечне есть люди, которые вытаскивают пленных. Он приехал в Грозный, оставил прошение в приёмной уполномоченного по правам человека. Вернулся в Москву, но не смог долго там быть, снова вернулся в Грозный: 

Я сел на скамейку возле резиденции Рамзана Кадырова и решил, что буду на ней спать, но не уйду, пока его не встречу. 

На счастье отца, рядом остановился автомобиль депутата Госдумы Шамсаила Саралиева, который занимается делами пленных. Отец рассказал ему о своей беде. Шамсаил через Минобороны включил Санчаа Оюна в списки на обмен. Это было самой большой радостью в жизни 47-летнего отца, который за эти четыре месяца поседел и стал часто прикладывать руку к сердцу. 

Рамзан Кадыров написал об этой истории в своём телеграм-канале: 

Одним из тех, кто освобождён при содействии Шамсаила Саралиева, стал военнослужащий из Тувы Оюн Санчаа. Ко мне обращался его отец. Парень пробыл в плену 4 месяца. Сам он участвовал в СВО и проявил себя только с положительной стороны. 

"Просто отдала им телефон…" 

Журналист и общественница Анастасия Кашеварова 30 октября вместе с Шамсаилом Саралиевым и полковником Минобороны семь часов ждала на аэродроме самолёт с нашими ребятами. Вот что потом написала Анастасия в своём телеграм-канале: 

Я называла фамилии пленных, а полковник уже их знает и знает их истории. И я поняла, как тяжело это всё даётся. Как тяжело согласовать список, как переживают, когда кого-то не подтверждают. Но они продолжают биться за ребят. Их работы не видно, она непубличная. Спасибо вам, наши Мужчины, что защищаете Родину и не бросаете своих! 

Анастасия хотела снять эмоциональное видео наших ребят, но не смогла. Просто отдала им свой телефон, чтобы позвонили мамам, жёнам:   

Когда они вышли из самолёта, я поняла, насколько мне важнее они, стоящие рядом – грязные, исхудавшие, потрёпанные, с глазами, полными боли. Они рады, что дома. Но самое первое, что они сказали, – стали просить за тех, кто остался в плену… 

В ту ночь пятьдесят русских солдат впервые за долгое время спали без страха за свою жизнь, но с болью за товарищей, которые пока остались там. Кстати, раненый в той разведке друг Санчаа тоже вернулся домой. 

Салим и Санчаа Оюн. Фото из семейного архива

"Спасибо за боль в сердце!" 

У Салима есть ещё две дочери. От его имени они в местных пабликах выложили обращение к жителям Республики Тыва. Поблагодарили за искренние переживания, за поддержку семье в нелёгкое для них время: 

Мы одинаково благодарны аппаратам Уполномоченных по правам человека нашей республики, Чеченской республики, Российской Федерации, сенатору от Тувы Оюн Д.И., её помощнику Ондару О.В., Международному Красному Кресту и всем тем, кто помогал нам в Москве, в Калмыкии, в Чечне, небезразличным людям, которые отозвались, пропустив нашу боль через своё сердце! 

А Санчаа снова предложили подписать контракт и обучать молодых солдат. Он бы не отказался, если бы не отец, который боится, что сына снова могут отправить на передовую. Теперь Санчаа знает цену жизни. И не может бросить того, кто вытащил его из плена. Москва подождёт. Санчаа возвращается домой. Вместе с отцом. Отцом солдата.

P.S. За все эти месяцы Санчаа не видел ни боевых, ни командировочных, ни даже обычной зарплаты. Надеемся, что после этой публикации тот, кто должен решить эту проблему, её решит. А Царьград будет за этим следить.

Дзен Телеграм
Подписывайтесь на наши каналы и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

У вас есть возможность бесплатно отключить рекламу

Отключить рекламу

Ознакомиться с условиями отключения рекламы можно здесь